Богослужение 29 декабря 2018 г.

29 декабря с. г., в субботы седмицы 31-й по Пятидесятнице, Святая Церковь среди прочих святых совершает память блаженной царицы Феофании.

Феофано (Феофания) – первая жена византийского императора Льва VI Мудрого. Она стала женой шестнадцатилетнего Льва по результатам смотра невест, проведённого его родителями, императором Василием и Евдокией. Вот что пишет об этом событии Шарль Диль, профессор Сорбонны и член-корреспондент АН СССР, в своей знаменитой книге «Византийские портреты»: «По обыкновению, в одной из зал Магнаврского дворца собрали дюжину девиц из самых красивых в империи. В ожидании прихода царя эти маленькие особы, очень возбуждённые, занялись тем, что пробовали отгадать, кто из них окажется счастливой избранницей. Одна афинянка, по словам летописца, «умевшая, благодаря обычаям своей страны, отгадывать будущее по приметам», предложила тогда в виде игры следующее странное испытание: все кандидатки должны были сесть на пол и каждая поставить перед собой свои башмаки; та из двенадцати, которая по данному знаку скорее всех встанет, обуется и первая успеет сделать красивый поклон, та и будет, наверно, императрицей. В то время как они занимались этим упражнением, вдруг вошел царь. Первая поднявшаяся была некто Феофано, происходившая из знаменитой столичной патрицианской семьи Мартинаков; так как она была знатна, при этом очень красива и набожна, она понравилась Василию и жене его Евдокии — так оправдалась примета, пророчествовавшая ей трон».

С большим торжеством зимой с 881-го на 882 год Лев обвенчался с Феофано. Позднее он признавался, что женился не по своей воле, а только из страха перед отцом, об этом упоминается в Псамафийской хронике.

Когда наследник престола Лев был оклеветан игуменом Сантаварином в заговоре на жизнь императора, то провёл вместе с женой около трёх лет под домашним арестом. Незадолго до смерти император Василий освободил своего сына и вновь провозгласил наследником престола.

После гибели отца на охоте, Лев в 886 году стал византийским императором. Набожная Феофано же начала проявлять себя на духовном поприще (из жития): «Между тем блаженная Феофания, вступившая после своего заключения в царскую жизнь, прилежно заботилась о своём душевном спасении, за ничто считая царскую славу и презирая, как сор и сон, сладость и суету житейскую. Она непрестанно и днём, и ночью, имела на устах своих псалмы, духовные песни и молитвы и всю жизнь свою проводила, угождая Богу и взыскуя Его делами милосердия. Она не заботилась о царском украшении своего тела, и если совне бывала одета с некоторым благолепием, то, с другой стороны, под одеждою, на теле, носила грубую власяницу, которою была умерщвляема плоть её. Жизнь её была постническая — она питалась простым хлебом и сушёною зеленью; обильные яства трапезы совершенно были изгнаны ею. Поступившие в её руки богатства и драгоценности были раздаваемы ею нуждающимся бедным и убогим, сиротам и вдовицам, драгоценные одежды и вещи отдавались им же. Поступившие в ее руки богатства и драгоценности были раздаваемы ею нуждающимся бедным и убогим, сиротам и вдовицам, драгоценные одежды и вещи отдавались им же. Бедные келлии монашествующих и монастыри обновлялись ею и обогащались имениями и всем нужным. Таковы были усердия и попечения о всех той христолюбивой царицы! На слуг и рабынь своих она смотрела, как на братьев и сестер, и никого не звала просто — по имени, — но всех почитала званием в Господе, уважая имя, чин и должность каждого. И не изрекла она языком своим клятвы, и не вышло никакое гнилое слово из уст ее — ни ложь, ни клевета и вообще никакое непотребное слово. Ко всем она относилась с любовью — плакала с плачущими, радовалась с радующимися».

Кончина Феофании последовала после «великой телесной болезни» 10 ноября 895 или 897 года. Феофано была канонизирована вскоре после смерти, так как предание сообщает, что была она прославлена чудотворениями уже через несколько дней после кончины, что и положило начало её почитанию. «Близ Бога царице Феофание, добродетелей ради, стоиши блещащися», – так написано о святой в Стишном Прологе.

Мощи святой царицы покоятся у южной стены Патриаршего собора святого Георгия в Фанаре. С 1601 года этот храм является резиденцией патриарха Константинопольского и представляет собой трёхнефную базилику весьма скромную внешне, но очень богато украшенную внутри, со множеством великих православных святынь.

Просмотры: 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *